Доклад иезуитов, доказывающий существование Пайтити

Данный доклад, датируемый 1567–1625 гг., был обнаружен в архиве Общества Иисуса (ордена иезуитов) итальянским историком и археологом Марио Полиа, и впервые опубликован в 2002 г в итальянском журнале «Archeo» [1].

Марио Полиа, итальянский историк и археолог, специалист по истории религий.
Марио Полиа. Источник: «Mario Polia durante una lezione all’aperto a Roma», Timiotatongenos, под лицензией CC BY-SA 3.0 / Кадрировано относительно оригинала

Автор доклада и адресат неизвестны, однако существование отца Андреа Лопеса, о котором пойдёт рассказ, не вызывает сомнения историков. Также ранг вовлечённых в доклад исторических личностей позволяет сказать, что речь идёт не просто о слухах, а о проверенной информации. Однако папский приказ об обращении жителей Пайтити в христианство, который мог бы подтвердить изложенные события, пока ещё не найден.

Мы обратились в ARSI (Archivum Romanum Societatis Iesu), архив центрального управления Общества Иисуса, и получили доступ к этому документу [2]. С любезного разрешения ARSI мы публикуем цифровую копию доклада, а также его транскрипцию и переводы на другие языки. Общество Иисуса сохраняет авторские права на данный документ и его переводы.

Текст, который вы прочитаете ниже — это единственное документальное свидетельство существования царства и города Пайтити, подтверждающее также то, что Церковь в лице папы римского (это мог быть любой из одиннадцати пап от Пия V до Урбана VIII) и генерала ордена иезуитов (это мог быть Клаудио Акуавива либо Муцио Вителлески), знали о Пайтити и отправили туда своих миссионеров…

Цифровая копия документа

Транскрипция и перевод

Relazione d’un miracolo ch’è interuenuto per la misericordia di Dio nell’Indie del Perù, o per meglio dire nel Regno di Paÿtiti a canto del Perù. Доклад о чуде, что случилось по воле Божьей в Индиях Перу, или, лучше сказать, в царстве Пайтити рядом с Перу.
Essendo arriuato il P.[adre] Andrea Lopez in questa città di Roma da N.[ostro] P.[adre] Generale come procuratore di quelle bande ha fatto relazione del miracolo, che il Sig.[no]re per la sua misericordia ha mostrato in quelli Paesi, et è il seguente. Il detto P.[adre] Andrea Lopez essendo Rettore del Collegio della Compagnia di Gesù nella città di Cousco in dette Indie del Perù, dice che in quella città erano alcuni Indiani da tre, o quattro, li quali se bene erano Christiani battizati per mano sua propria si sdegnorono del mal trattamento d’alcuni soldati del Presidio, et si risolsero di partirsene di quelli suoi Paesi, et andarsene in un altro Regno a dieci giornate discosto dal detto Perù, il quale è chiamato Paÿtiti, et è grande mille legue di Spagna, che fanno tre mille miglia d’Italia, et sono huomini bianchi come todischi, et bellicosissimi et civili nel lor vivere, et governo. Il Rè è molto potente, tiene una Corte a guisa del gran Turco con molta gran Maestà, il suo Regno è molto ricco, et adornato d’oro, d’argento et di molte perle in tal maniera, che se ne servono nella Cuccina di Pignatte, et padelle, come di qua usiamo del Metallo et ferro. Прибыв в этот город Рим как представитель [Общества Иисуса] от тех краёв, отец Андреа Лопес доложил нашему отцу генералу [Общества Иисуса] о чуде, которое Господь по своей милости показал в тех землях, и об этом далее. Оный отец Андреа Лопес, как руководитель Коллегии [образовательного учреждения] Общества Иисуса в городе Куско в тех Индиях Перу, говорит, что в том городе были несколько индейцев (три или четыре), которые, несмотря на то, что были христианами, крещёнными его же рукой, разозлились от плохого обращения нескольких солдат президио [небольшой крепости с гарнизоном внутри] и решили отправиться из тех своих краёв и пойти в другое царство в десяти днях от этого Перу, которое называется Пайтити и размером в тысячу больших испанских лиг [6694 км], что равно трём тысячам итальянских миль [5553 км], и они [жители Пайтити] белые как немцы, очень воинственные и цивилизованные в своей жизни и правлении. Царь очень могуч и держит двор на манеру Великого Турка [турецкого султана] с большим величием; его царство очень богато, украшено золотом, серебром и многим жемчугом в той манере, что это используют для кастрюль и сковородок, как у нас здесь используют железо.
Essendo dunq[ue] li sopradetti Indiani fugiti da Cousco, et arrivati al sopradetto Regno di Paÿtiti alle frontiere furono dalle guardie essaminati, et visitati le loro valigie, et bagaglie, che portavano, e come veramente questi Indiani erano Christiani portavano seco un Crocifisso di Legno, ch havevano havuto dal detto P.[adre] Andrea avanti la loro partenza, et dimandandogli le guardie delle frontiere, che cosa fosse quel crocifisso, come sbigottiti di veder la forma d’un huomo messo in un legno, risposero li detti Indiani, ch’era la figura del Dio de’ Christiani. All’hora le guardie se ne burlarono, ridendosene con ogni meno sprezzo, et lasciandoli passare pure liberamente nel Regno, arrivarono nella Città, dove tenea la sua Corte il Rè del detto Regno di Paÿtiti, et essendo il Rè avvisato dell’arrivata delli detti Indiani, et ch portavano seco la figura del Dio, che gli Christiani adorano, per curiosità il Rè li fece chiamare in presenza sua, et di tutta la sua Corte, dove concorrevano tutti li principali Signori della sua Corte per curiosità, tanto per vedere la figura del Dio dei Christiani, quant’ ancora per intendere li discorsi, ch li detti Indiani fariano al Rè. Сбежав из Куско упомянутые индейцы прибыли в это царство Пайтити, на границе которого стражи обыскали мешки и пожитки, которые они несли, и, так как эти индейцы были в самом деле христиане, то несли они с собой деревянный крест, который им дал отец Андреа Лопес перед их отбытием; и спрашивали их стражи границы, что такое это распятие, так как были в смятении видеть вырезанную в дереве фигуру человека; ответили им индейцы, что это был образ Бога христиан. Тогда стражи стали шутить и насмехаться с презрением, однако же свободно пропустили их в царство; они пришли в город, где держал свой двор царь этого царства Пайтити, который будучи предупреждён о прибытии указанных индейцев, носивших с собой фигуру Бога, перед которым преклоняются христиане, из любопытства позвал их в своём присутствии, и всего своего двора, где собрались из любопытства все главные господа его двора, чтобы как посмотреть на фигуру Бога христиан, так и слышать речи индейцев, что скажут они царю.
Hora il Rè pigliando il detto Crocifisso in mano senz’ altro se en cominciò a ridere, et a beffare insieme con tutti l’altri suoi Corteggiani, et havendo riso, et beffato un pezzo burlandosi del Crocifisso, lo tornò in mano dell’Indiano dicendogli, che se n’ andasse via con il suo Dio de Christiani, et dicendo queste parole per maggiuor disprezzo sputò nella faccia del Crocifisso mentre l’Indiano l’havea già ricevuto, intervenne il miracolo, ch il detto Crocifisso alzò sù il capo, ch P.[rim]a havea inclinato, come ordinariamente si sogliono intagliare li Crocifissi, et alzando il capo diede un’ occhiata terribile rivoltando gli occhi con il capo a man destra, et sinistra, la qual’ occhiata fù tanto terribile, et spaventosa ch’ il Rè con tutta la sua Corte circostante cascorono in terra tramortiti senza dare segno di vita, et in questo modo restorono in terra per spatio di 3 hore tutti quanti, salvo l’Indiano il quale restò in piedi saldo con il Crocifisso in mano tutto sbigottito. Теперь царь, схватив это распятие, не иначе как начал хохотать и вместе со своими придворными осмеивать фигуру, шутить над распятием; он вернул его в руку индейца, говоря, чтобы тот уходил прочь вместе со своим христианским Богом, и, говоря эти слова, плюнул с большим презрением  в лицо распятого Христа, когда индеец уже получил крест обратно; и произошло такое чудо, что распятый Христос поднял голову, которая изначально была склонена, как обычно из дерева вырезают распятия; и поднимая голову он грозно взглянул, устремив свой взор и голову направо и налево; и взор этот был настолько жуткий и страшный, что царь и вся окружающая его свита свалились  наземь на три часа — все до одного, кроме индейца, что стоял на ногах нетронутый и был весь ошеломлён, держа распятие в руке.
Al fine il P.[rim]o che tornasse in se fù il Rè, et poi di man’ in mano tutti gl’altri uno doppo l’altro, et come stupiti, et attoniti, alzò la voce il Rè, et disse a guisa di S.[anto] Paolo Grande, grande, grand’è il Dio de Christiani, è così medesimam.[en]te tutti gl’altri circonstanti, et subito il Rè con tutti gli circonstanti si gettorono in terra adorand’ il detto Crocifisso, et nel Cortile del suo Palazzo fece subito fabricare un’ Oratorio, a guisa d’una cappella quadra tutta d’oro fino adornata di gemme pretiose, dove piantò sopr’un’altare il detto Crocifisso dove lui in persona con il Prencipe suo unico figliuolo, et herede del suo Regno insieme con tutta la sua Corte andava ogni dì non una volta, mà più volte ad adorar’ il detto Crocifisso. В конце концов первым, кто пришёл в себя, был царь, а потом постепенно все остальные, один за другим, изумлённые и ошарашенные; поднял голос царь и сказал подобно святому Павлу Великому [имеется в виду апостол Павел, с которым случилась похожая история: презрение и ненависть к христианству, последующий гнев божий, и в конце — обращение в веру], что велик и могуч Бог христиан, и так же — все остальные окружающие; и немедленно царь со всем окружением устремился наземь, благоговея перед этим распятием; и во внутреннем дворе своего дворца приказал он вскоре построить молельню,  по типу квадратной часовни, вся из чистого золота, отделанная драгоценными камнями, где на алтаре поставил он то распятие, и куда сам лично вместе со своим единственным сыном-наследником, преемником его царства, вместе со всеми царским двором ходил каждый день не по одному, а по несколько раз, чтобы поклоняться распятому Христу.
Dopoi pochi giorni trattò molto sinceram.[en]te con curiosità accompagnata di zelo Santo con li sopradetti Indiani, dimandando et interrogando delle cose che contiene la legge Christiana, et promettendo alli detti Christiani d’irricchirli nel suo Regno, se loro potevano dargli ordine, et maniera di poter parlare con quelle persone dotte, et litterate in questa legge Christiana; et così risolse il Rè con alcuni suoi Cortiggiani sino à sei de primi insieme con il suo unico figliuolo il Prencipe d’andare con li detti Indiani à trovare li Padri della Compagnia, et particolarm.[en]te al sopradetto P.[adre] Andrea Lopez, dove essend’ arrivati insieme fù tanto il suo Zelo, che dopoi d’essere stato soddissfatto della dottrina de Christiani, che il detto P.[adre] Andrea Lopez gli predicava pregò con grande constanza, ch’ il detto Padre volesse battizare lui, et il suo figliuolo insieme con gli altri sei principali Cavaglieri, che seco menava, et così il detto Padre soddisfatto della sua costanza li battizò tutti, et essendo tutto mosso a divotione, piacque al Signore di darli una febre, con la quale morse, et avanti la sua morte ricevuti tutti li Sacram.[en]ti con gran fede, et divotione tale, quale si potria mai dire raccomandando al suo figliuolo, et àgli altri sei Cavaglieri, che guardassero questa legge de Christiani, et non solo loro, ma ancora introdurla nel suo Regno, pregando il detto P.[adre] Andrea, che volesse andare con quel suo figliuolo nel suo Regno à piantar la fede, promettendoli di fabricare un bellissimo Collegio, et particolarm.[en]te far una Chiesa, che li muri fossero d’oro massizzo, per le quali parole si può intendere la grande divotione, et zelo, ch’ il buon Rè haveva verso il suo Regno. Спустя несколько дней, в святом усердии своём, обратился он очень искренне и с большим любопытством к оным индейцам, жаждя и вопрошая сути, что содержит закон христианский, и обещая оным христианам обогатить их в его царстве, если они могли бы дать ему указания  и способ поговорить с теми людьми учёными, что знали  этот закон христианский; таким образом царь решает с несколькими своими придворными, шестью из главных, вместе с единственным сыном своим наследником, отправится вместе с вышеуказанными индейцами, чтобы навестить отцов Общества [Иисуса], и особенно, упомянутого отца Андреа Лопеса; куда они прибыли вместе и было так велико его [царя] рвение, что потом, довольный учением христианским, что оный отец Андреа Лопес ему проповедовал, он [царь] молился с большой верностью, так что оный отец пожелал окрестить его и сына его вместе с шестью его первыми вельможами, которых с собой привёл; и так, вышеуказанный отец, довольный его [царя] верностью, крестил их всех, и он [царь] был воодушевлён набожностью, что понравилось Господу, и он дал ему лихорадку, от которой [царь] умер и перед своей смертью с большой верой принял все таинства с благочестием, которое невозможно передать; он [царь] давал наказ сыну и другим шести вельможам остерегать закон христианский, и не только это, но ещё и ввести его [закон] в своём царстве, вопрошая упомянутого отца Андреа пойти вместе с его сыном в его царство, чтобы распространить веру, обещая возвести великолепную Коллегию, и особенно одну церковь, где стены будут из золота; из этих слов можно понять великое благочестие и рвение, которые добрый царь имел в отношении своего царства.
Hora havendo inteso n[ost]ro R.[everentio] P.[adre] G[e]n[er]ale la misericordia del Sig.[no]re il quale apprendo la strada in quelli paesi per conversione dell’ anime loro, n’ha fatto relatione à S.[ua] Santità, et insieme S.[ua] Santità con N.[ostro] P.[adre] G[e]n[er]ale sono determinati di mandare in missione al detto Regno di Paÿtiti il detto P.[adre] Andrea con alcuni altri, li quali stanno già in ordine di partirsi subito fatto Pasqua. Узнав о милосердии Божием, что нашло свой путь в этих краях для обращения их [индейцев] душ, наш преподобный отец генерал сделал доклад Его Святейшеству [Папе Римскому], и вместе с нашим отцом генералом они полны решимости отправить в миссию в оное царство Пайтити упомянутого отца Андреа с несколькими другими, которые уже по приказу отправятся немедленно после Пасхи.
Di gratia V.[ostra] R.[everentia] faccia raccomandare al Sig.[no]re questa S.[an]ta missione. Il detto P.[adre] Andrea Lopez havendo scoperto nella detta India del Perù certi Indiani salvatici, cioè nella fede, li quali ancora non erano battizati ne manco havevano ricevuto la legge Christiana, il detto P.[adre] Andrea li cominciò à insegnare la legge Christiana, et occupandosi in questi esserciti discoperse il Dio, che loro adoravano, ch’era una grande Pietra bazzarra di grandezza d’un melone, di peso di sissanta, et sett’oncie sopra la qual pietra abbruciorono l’incenso per forma di sacrificar’al lor’ Iddio, ch’era l’istessa pietra; Domandandogli il P.[adre] Andrea quanto tempo havevano havuto questo Dio della pietra bazzarra, risposero, che poco tempo avanti, poco più, ò manco d’un’ Anno. С благоволения Вашего преподобия, попросите у Бога покровительства в этой святой миссии. Вышеупомянутый отец Андреа Лопес, найдя в оных Индиях Перу неких диких в вере индейцев, которые ещё не были крещёными и не имели закона христианского, начал учить их закону христианскому, и занимаясь этим делом, обнаружил божество, которому поклонялись, и которое было большим и странным [в оригинальном тексте стоит эпитет ‘bazarro’, который мы с большим сомнением перевели как ‘странный’] камнем размером с дыню, весом в шестьдесят и семь унций, на котором жгли ладан в качестве поклонения их божеству, которое камнем было. Спрашивал их отец Андреа, сколько времени был у них это божество из камня странного, и отвечали они, что недолго, около года.
Dimandandogli il ditto P.[adre] Andrea, che Dio prima havevano, gli risposero la Luna, et pigliorono per Dio la pietra bazzarra, risposero, che la causa che avevano pigliato per Diola pietra bazzarra, risposero, che la causa che havevano pigliato per Dio la pietra bazzarra era per li miracoli continoi, che la pietra facea in sanar quelle infermità, che avevano per incurabili applicando la virtù, ch Dio hà dato à questa pietra contra alcune infirmità, esser miracolo. Così ogni volta che sacrificavano alla pietra per Dio gli tagliavano un pezzo per dar’ àgli ammalati et infermi delle infermità incurabili, con la qual pietra sanavano. Расспрашивал их оный отец Андреа, какое божество они имели до этого, и отвечали ему, что Луну, и что приняли они новое божество из камня странного, говоря, что причина того, что приняли они этот камень странный за божество, это непрекращающиеся чудеса, которые камень делал в исцелении тех болезней, к которым неизлечимым была приложена его сила; то, что божество им дало этот камень против некоторых недугов, было чудо. Так, каждый раз принося для божества жертву камню, от него откалывали кусок, чтобы дать хворым и увечным с болезнями неизлечимыми, которые камень исцелял.
Hor’ il P.[adre] per la misericordia di Dio gli persuase, che tutto questo era inganno del Diavolo, et ch’era asai meglio adorare quel Dio, dal quale quella pietra riceveva quella virtù, c’haveva et piacque à Dio, che si persuasero tanto bene, che il detto Padre li battizò. Et hoggi dì sono buoni Christiani; et il P.[adre] Andrea hà portato seco la detta pietra bazzarra, ch lor adoravano per Dio, et l’hà presentata al Papa, la quale pietra gl’è stata molto grata à S.[ua] S.[antit]à tanto per la mi[sericordi]a ch’Iddio ha fatto à quelli che sono convertiti lasciando la detta pietra, quanto ancora per la virtù della detta pietra, la qual pietra è stata stimata di quà di valuta di quattro millia scudi. Теперь отец [Андреа Лопес] с Божьей милостию их убедил, что всё это обман от дьявола, и что гораздо лучше поклоняться тому Богу, от которого тот камень и получил свою силу; что они уверовали очень хорошо, и оный отец их крестил. И теперь они хорошие христиане; и отец Андреа привёз с собой упомянутый камень странный, которому они поклонялись как Богу, и его преподнёс Папе; тот камень был очень приятен Его Святейшеству, как по милосердию, которое Бог проявил по отношению к тем, которые обратились [в христианство], оставив оный камень, так ещё из-за свойства камня, от которого была оценена стоимость его в четыре тысячи скудо [итальянская монета].

Выводы

Как и, вероятно, все остальные читатели вышеприведённого текста, мы также искали подсказки, дающие нам новые идеи о местонахождении Пайтити. К сожалению, вся информация, связанная с этим вопросом, мягко говоря расплывчата и ни к чему нас не привела. Но в докладе содержится одна очень важная информация, бросающаяся в глаза и поднимающая новые вопросы: кто были эти белокожие правители и жители Пайтити? Очевидно, что это описание не соответствует нашим ожиданиям, что они были инками. Кем же еще они могли быть?

Чтобы получить сведения из первых рук, мы обратились за помощью к г-ну Педро Сьеса де Леону — одному из самых уважаемых летописцев Перу XVI века. И действительно в его «La Crònica del Peru» (глава LXXVIII, с.259) он пишет: «Son estos indios naturales de Chachapoyas los mas blancos y agraciados de todos cuantos yo he visto en las Indias que he andado, y sus mujeres fueron tan hermosas que por sòlo su gentileza muchas dellas merecieron serlo de los ingas y ser llevadas a los templos del sol…» [3]

Ну… здесь у нас уже есть по крайней мере одна убедительная улика. А что насчет других?

  • Мы знаем, что чачапойя были очень воинственным племенем, и инкам потребовалось долгое время, чтобы их покорить.
  • Они умели строить города и крепости, сравнимые по качеству и размеру с городами инков.
  • После того, как чачапойя были завоеваны инками, их история развивалась похоже на историю евреев современности: они были вынуждены покинуть свою родину, некоторые из них были насильственно перемещены в самые отдаленные уголки Империи инков, и, таким образом, не исключена возможность того, что чачапойя были строителями или, по крайней мере, состроителями Пайтити.
  • Во время войны между Атауальпой и Уаскаром, а затем во время партизанской войны против испанцев они разделились по разные стороны этих конфликтов: некоторые из них поддерживали Атауальпу, некоторые — испанцев, но большинство из них было на стороне Уаскара. И «Уаскар» может быть ключевым словом для дальнейших исследований:
    • Тупак Амару произошел по линии Уаскара и, возможно, поэтому после того, как Вилькабамба была заброшена, он искал свое убежище в Пайтити, которым управляли его «братья по оружию» — чачапойя?
    • Тупак Амару II имел матрилинейную связь с Тупаком Амару.
  • Хуан Карлос Полентини Вестер в своей книге «Por las Rutas del Paititi» упоминает озеро по дороге между Куско и горами Паукартамбо, где, согласно легендам, войска Уаскара спрятали часть сокровищ во время их превоза в безопасное место (Paititi?).

Найти правду и доказать, что все наши улики надёжны, кажется почти невыполнимой задачей. Мы можем бесконечно обсуждать другие варианты развития событий и другие возможные их результаты. Реальность такова, что у нас нет ресурсов, чтобы ответить на множество вопросов, например: в какой степени чачапойя были белыми, чтобы соответствовать описанию в докладе иезуитов? Такого рода вопросы, безусловно, приведут нас к ещё большей путанице.

В ходе наших поисков Пайтити мы просто пытаемся воссоздать что-то вроде «ДНК» истории инков, связанной с этим легендарным городом, и её компоненты проявляются снова и снова: Уаскар, Пайтити, довольно светлокожие люди, свидетельства, легенды… каждая из этих частей приближает нас к нашей цели, тем более, что эти элементы ведут себя как виртуальная ДНК — повторяя себя в разных источниках они дают нам все больше и больше сведений о всей конструкции. И в тот момент, когда наше воображение достигает своих границ, мы пересекаем их с помощью космических снимков Земли из космоса.


Ссылки

  1. POLIA, Mario. Eldorado il mito svelato. Archeo, No. 204, 2002, стр.32-37.
  2. ARSI, Perù. 19, ff. 38-41.
  3. В переводе г-на Клемента Маркхэма: «Эти индейцы Чачапойя — самые светлые  и привлекательные из всех, что я видел в Индиях, и их женщины настолько красивы, что многие из них были достойны стать жёнами инков или обитателями храмов солнца…» (The travels of Pedro de Cieza de León, A. D. 1532-50: содержится в первой части его «Хроники Перу», Лондон, 1864, Hakluyt Society, стр.278)